Электронный журнал об иностранных языках
Подписаться
Главная страница / Карьера и бизнес / ТЕХНИЧЕСКИЙ ПЕРЕВОДЧИК. ПУТЬ В ПРОФЕССИЮ
17.06.2022
329

ТЕХНИЧЕСКИЙ ПЕРЕВОДЧИК. ПУТЬ В ПРОФЕССИЮ

Настоящие мастера своего дела вызывают восхищение. Путь в профессию, однако, не всегда лежит «по прямой». Из чего складывается профессионализм технического переводчика? Какими языками и насколько хорошо надо владеть?  Достаточно ли только лингвистического образования или нужно получать дополнительное?

Об этом мы поговорили с Дмитрием Игоревичем Троицким, генеральным директором агентства переводов и разработки софта TTS, научным сотрудником Института системных исследований РАН, преподавателем Тульского государственного университета.

На фото: Д.И.Троицкий: "Учусь сажать В737."

Lingvovisor: Дмитрий Игоревич, расскажите о себе. У вас техническое образование. Почему вы решили стать переводчиком? И как совершался этот переход: понадобилось ли получить специальное образование в новой области?

Дмитрий И. Троицкий: Да, я инженер, кандидат технических наук, специалист по CAD/CAM/CAE. Много лет занимался наукой, преподавал в университете, учился и стажировался в США, и с самого начала научной деятельности старался публиковать статьи в зарубежных журналах — разумеется, на английском.

Переводы стали моей основной работой несколько вынужденно: кафедру, на которой я работал, ликвидировали, а нас всех разогнали. И оказалось, что существует немалый спрос на переводы «от инженера» и «от ученого», ведь при стандартном обучении будущего переводчика мимо него проходят практически все естественно-научные и технические знания, что крайне затрудняет перевод сложных технических текстов, да еще и написанных неносителями либо языка, либо мозгов 😊.

В итоге преимущество в нашей сфере имеют именно специалисты с профильным образованием. Лауреат премии «Переводчик России» Израиль Соломонович Шалыт — инженер, организатор множества переводческих конкурсов и конференций, основатель Академии профессионального перевода Мария Михайловна Степанова — преподаватель химии по первому образованию, и т.д.

Lingvovisor: Ходят слухи, что письменные переводчики необязательно должны уметь говорить на языке. Это правда? Какой, на ваш взгляд, уровень владения иностранным языком нужен письменному переводчику? Надо ли владеть вторым, третьи и т.д. иностранным языком или лучше сфокусироваться на одном?

Дмитрий И. Троицкий: Давно известна шутка: «Я не знаю, как произносится это слово — я письменный переводчик!» И действительно, устный и письменный переводы сильно отличаются: недаром в большинстве языков они обозначаются разными словами (translator и interpreter — англ. яз.).

При устном переводе в условиях дефицита времени приходится принимать субоптимальное решение. Скажем, при синхроне передача 40% информации считается хорошим результатом. А хороший письменный переводчик — это человек с лопатой, который постоянно копает, копает и копает, стараясь докопаться до смысла, даже если исходный текст изложен совершенно невразумительно. Поэтому текстоцентричность здесь недопустима.

Как мы говорим, «в техническом переводе нельзя переводить то, что написано, а нужно то, что написал бы автор, если бы подумал получше».

Законы природы, логики, принципы работы оборудования имеют абсолютный приоритет над текстом. Если в тексте написано «The flange is secured with six bolts», а на чертеже фланца явно восемь отверстий, то умный переводчик должен перевести слово «six» как «восемь». А «переводчик букв» напишет «шесть», не думая, и мы получим непригодный к использованию по назначению документ.

Как точно подметил известный нефтегазовый переводчик Валерий Афанасьев, платит нам заказчик не за перевод, а за то, чтобы потом с переведенным текстом не возникало проблем. Глупости исходника нельзя тащить в перевод. Надо знать тематику лучше автора и становиться настоящим соавтором текста. Знание тонкостей английской грамматики никак не поможет в переводе инструкции на китайском английском, авторы которой владеют весьма ограниченным набором и лексики, и грамматических конструкций. В общем, учить надо не столько грамматику, столько тематику!

Мир научно-технического перевода — это мир английского языка. Во всем мире практически вся документация сразу пишется на кривом-косом, но английском (то есть, если у нас документ от, например, немецкой компании, то исходника на немецком не существует в принципе, автор писал сразу на неродном языке с соответствующими последствиями).

Поэтому конкретно для технического переводчика знание дополнительных языков не приносит должной пользы — если, конечно, это не С++ или Python 😊.

Правда, если вы очень хорошо знаете два языка (скажем, китайский и английский), то, как отметил известный китаист Кирилл Батыгин, сможете «видеть за английским текстом китайский», если документ писал китаец. Но с европейскими языками это помогает мало.

Lingvovisor: Сейчас многие скептически настроены к изучению иностранного языка и, уж тем более, не хотят становиться переводчиком, мотивируя свое решение тем, что искусственный интеллект (ИИ) вытеснит человека из этой области. Есть ли у профессии переводчика будущее? И есть ли в профессии место человеку?

Дмитрий И. Троицкий: Герой Фонвизина Митрофанушка тоже скептически относился к изучению географии, надеясь на извозчика 😊. Применяемый сейчас машинный перевод на основе нейросетей основан на вроде бы логичной идее: обучим нейросеть на большом массиве ранее сделанных переводов и затем она будет переводить сама.

Такой подход скорее ориентирован на корпоративное применение, особенно в бизнесах типа AliExpress, где нужно переводить миллионы слов на десятки языков (хотя мы все прекрасно знаем, как весело читать русские описания товаров на «Алишке»). Но в других областях корабль МТ (machine translation, машинный перевод) разбивается вдребезги сразу о несколько скал, причем независимо от применяемой технологии.

Поговорим об этом подробнее:

- очень часто исходный текст не содержит информации, необходимой для правильного перевода

Мы проводили опрос коллег, которые указали, что в тексте имеется не более ~40 % нужной переводчику информации. Остальное — это изображения (чертежи, схемы, фотографии), законы природы, принципы работы и пр. Соответственно для МТ эти 60 % информации недоступны, что раз и навсегда закрывает вопрос о возможности применения МТ в переводе специализированных текстов, где нередко «six» нужно переводить как «восемь»;

- исходные тексты чаще всего написаны невразумительно, многословно, с кучей логических и фактических ошибок

А МТ «переводит то, что написано», и тащит все глупости исходника в перевод. Поэтому он в принципе непригоден для работы с дефектными текстами — а других сейчас нет (попытки заставить человека писать тексты «под машинный перевод» провалились во всем мире вместе с в целом правильной идеей Simplified English: авторы не могут или не желают подстраивать свой стиль под ИИ);

- нейронная сеть обучается на параллельных текстах, которые должны иметься в достаточном количестве

Соответственно по узким тематикам достаточного training dataset мы не получим никогда. У меня есть заказчик, который работает с двумя технологиями, никогда ранее не применявшимися в России. Соответственно, на русском языке нет ничего, на чем можно было бы обучить нейронку, и МТ выдает дикую ахинею. К тому же в результате блокировок сайтов властями нашей страны разрушается связность Интернета, что в ближайшем будущем приведет к резкому падению качества МТ в парах с русским языком: общедоступным движкам будет не на чем обучаться. И бюро переводов, строящие свои бизнес-модели на широком внедрении МТ, могут оказаться в весьма плачевной ситуации;

- параллельные тексты для обучения зачастую оказываются тоже переведенными машиной («проблема Уробороса»)

Это приводит к постоянному снижению качества: нейросеть начинает учиться на некачественном материале. Еще в 2014 году Google отмечал эту проблему как главную и принципиально нерешаемую в сфере МТ. Да и переведенные вроде бы человеком нередко оказываются бессмысленным набором слов.

Например, уже притчей во языцех стало крайне низкое качество переводов стандартов ГОСТ ИСО и ГОСТ МЭК, которые одна организация выполняет за деньги налогоплательщиков. Мой друг и коллега Артур Поколодный недавно заглянул в ГОСТ Р МЭК 62304-2013 «Изделия медицинские. Программное обеспечение. Процессы жизненного цикла», и за пациентов нам стало страшно: «ИЗГОТОВИТЕЛЬ должен создать контрольный журнал, посредством которого в отношении каждого может быть осуществлена ПРОСЛЕЖИВАЕМОСТЬ», «предназначенные ИЗГОТОВИТЕЛЕМ для применения к человеку по отдельности или в сочетании друг с другом в целях исследования, замещения или изменения анатомического строения...», «Запись о фактическом или возможном поведении ПРОГРАММНОГО ПРОДУКТА, из которой пользователь или заинтересованное лицо могут узнать о том, что является опасным». Читать это невозможно, чистый перевод букв, причем оплаченный всеми нами. Но с точки зрения движка МТ — это отличный параллельный текст, который неизбежно попадет в training dataset.

При этом вопросы ограниченности применения МТ постоянно «заметаются под ковер» при упорном продвижении РЕМТ (post-edited machine translation, машинный перевод с последующим редактированием человеком). Наш опыт показывает, что со сложными специализированными текстами РЕМТ не дает никакого эффекта: производительность не увеличивается, а нагрузка на переводчика значительно возрастает.

На фото: Слева направо: К. Батыгин, И. Шалыт, Д. Троицкий. Изображаем текущее состояние переводческой отрасти. На конференции «Переводчик-2030» (МГИМО-Одинцово).

Lingvovisor: В этом году возникла еще одна «массовая паническая атака» - поползли слухи, что все, «английский теперь точно никому не нужен». Пора переключаться на китайский. Это действительно так?

Дмитрий И. Троицкий: Да, Интернет пестрит запросами «как выучить китайский за три месяца». Ответ — никак. Надо понимать, что именно английский стал международным языком не просто так, а благодаря своей относительной простоте, компактности и удобству.

Все мы знаем, как сложно изложить по-русски простые и краткие английские обороты типа «user experience» или «HoReCa market». У нас в рабочем чате чуть ли не самый популярный диалог выглядит так: «- А как это называется по-русски? – Увы, по-русски это никак не называется».

А теперь представим себе китайский с его невероятной сложностью (снимаю шляпу перед китаистами!) Перевод с китайского — долгое, трудное и дорогостоящее дело. Поэтому заказчики будут изо всех сил стараться переводить с кривого-косого китайского английского, а не с китайского. И тут снова на первый план выходит знание тематики, чтобы переводчик смог вытащить смысл из крайне плохо написанного английского текста. Так что нужно учить не английский, а, например, устройство реактивного двигателя.

Lingvovisor: Из чего складывается портрет высококлассного технического переводчика? Какими личными и профессиональными качествами он должен обладать? Что точно помешает состояться в профессии?

Дмитрий И. Троицкий: Дорога в техперы не заказана никому, но для лиц с лингвистическим образованием она существенно затрудняется целым рядом обстоятельств. Прежде всего, это отсутствие естественнонаучной подготовки. На инженерных специальностях 40-50% учебного плана составляют гуманитарные дисциплины, что помогает готовить всесторонне развитого человека.

А вот на гуманитарных направлениях весь научно-технический пласт культуры отсутствует напрочь. И выпускник не имеет важнейшего навыка, который я называю «красная лампочка переводчика».

Она должна «загораться», если в тексте написано то, чего не может быть. «Температура -300оС», «самолет U2 летит на высоте 21 км со скоростью 6 узлов», «engine efficiency is 140%» — если у вас при чтении этих фрагментов ничего не щелкает, то в технические переводчики идти пока рано.

Второй важнейший навык — умение и желание докапываться до смысла, особенно когда автор забыл вложить его в исходник. Вот пример. В исходнике французы из Airbus на якобы английском написали:
«Cockpit communality offers our multi-platform customers with training credits»

И переводчик-гуманитарий выдал замечательный «перевод букв»:
«Наши мультиплатформенные клиенты с кредитами на обучение могут воспользоваться предложением «Общества кокпита».

Разумеется, этот полный бред, но, увы, человека это не смутило, а вот заказчика — очень даже. И мне пришлось переводить текст заново, вспоминая коллегу-предшественника всякими нехорошими словами.

Кстати, а что здесь нам пытаются сказать?

А вот что: если заказчик эксплуатирует парк из разных моделей вертолетов Airbus (multi-platform customers), то обучение летных экипажей значительно упрощается (training credits) благодаря унифицированной конструкции кабин (cockpit communality, тут французы еще и опечатались, должно быть commonality).

Вот такие «завороты» — это будни технического перевода.

Наконец, необходимое условие — четкое знание научно установленных фактов. Вакцины работают, люди были на Луне, ГМО безвредны, гомеопатия не лечит, человек появился в результате эволюции, Земля шарообразная и ей 4,5 млрд. лет… — если что-то из этого вызывает у вас сомнения, то в технический перевод идти не стоит.

Что же делать будущему переводчику, который хочет вступить на скользкую и тернистую дорожку технического перевода? Хороший вариант — пройти специальные курсы. Такие курсы есть у Израиля Соломоновича Шалыта и в нашей Академии. Они дадут основу для дальнейшего саморазвития, которое не заканчивается никогда.

На фото: Лаборатория 3D-печати. Вот так проходят занятия по техническому переводу.

Lingvovisor: Ваше агентство специализируется на техническом переводе и разработке программного обеспечения. Значит ли это, что вы занимаетесь переводом исключительно в области ИТ? И что значит «технический перевод»? Какого рода тексты вам доводится переводить?

Дмитрий И. Троицкий: Наша деятельность по разработке софта относится к весьма специфическим областям и никак не пересекается с переводческой. Мы очень редко переводим IT-тексты — это специализация Евгения Бартова из «Альянс-Про», и мы знаем, что у него этого получится лучше.

А вот машиностроение, станки (я год точил детали на станке 16А20Ф3 и получил 3-й разряд оператора станков с ЧПУ), авиация (если очень прижмет, я смогу посадить В737 или А320, так как проходил тренажерную подготовку), медицинская техника, энергетика, особенно атомная (я работал переводчиком в «Росатоме»), металлургия, геология, научные статьи — это наше родное. Плюс весьма много переводов «в ту сторону», на английский, где я могу гарантировать высокое качество, подтвержденное носителями языка.

Lingvovisor: Насколько важна специализация для технического переводчика? Можно ли быть «гением широкого профиля»? И можно ли получить достаточное количество заказов, специализируясь только в одной нише?

Дмитрий И. Троицкий: Зависит от ниши. Скажем, нефтегазовые и медицинские переводчики вполне хорошо себя чувствуют в одной специализации.

Я сам стараюсь постоянно расширять профиль — нет ничего лучше, чем узнавать новое! Например, пару лет назад мы получили небольшой заказ на перевод научных статей по стоматологии. Я «залез» в эту тему, стал отличать щечный корень от лингвального, а премоляр от моляра… И сейчас вот сижу и перевожу книгу по стоматологии.

А вообще вся техника основана на одних и тех же законах и принципах. Поэтому в моем базовом курсе технического перевода мы идем от самых основ: законы природы, свойства материалов, подшипники, шестеренки…, и только во второй части курса поднимаемся на уровень металлургии, энергетики, авиации. Я за развитие и постоянное расширение компетенций.

Lingvovisor: Сколько платят техническому переводчику? Можно ли этой профессией заработать на комфортный уровень жизни? И сколько придется работать? Бытует мнение, что «хлеб переводчика тяжек» — надо работать с утра до ночи, не поднимая головы, чтобы прокормить себя. Так ли это на самом деле?

Дмитрий И. Троицкий: Я недавно как раз проводил такой анализ. Согласно имеющимся оценкам, общий объем переводческого рынка России даже до всех крайне печальных событий последних месяцев не превышал 30 млн. долларов в год. Удвоим эту цифру, чтобы учесть серый рынок, и оптимистично уберем 25% на накладные расходы посредников (в реальности, конечно, эта цифра больше). Получаем 45 млн.

Если средний переводчик зарабатывает условно 25 тыс. долларов в год (а хороший технический получает и больше), то на всю страну нужно не более 2000 переводчиков. При этом каждый год вузы выпускают 4500 новых лиц с дипломами переводчика — потенциальных безработных, тем более в нынешней ситуации схлопывания и так крошечного рынка.

В общем, заказов в паре с русским языков хватит на более-менее обеспеченную жизнь не более чем нескольких тысяч высококвалифицированных специалистов, а пирог будет и дальше сжиматься. И, чтобы ухватить свой кусок, надо постоянно повышать квалификацию. Я не верю в идеи неких «дополнительных услуг» типа копирайтинга (кому он сейчас нужен?), репетиторства (там тоже предложение давно превышает спрос) и пр. Надо возделывать свою поляну.

Lingvovisor: Использует ли технический переводчик искусственный интеллект в своей деятельности? Если да, то какой? Всегда ли это во благо? С какими подводными камнями может столкнуться переводчик, используя ИИ?

Дмитрий И. Троицкий: Думаю, я уже ответил на этот вопрос выше. Технологии ИИ принципиально непригодны для решения большинства задач технического перевода. Но есть как минимум одна область, где они помогают. Мы пользуемся собственным софтом для печати с голоса, что заметно ускоряет работу. Ну и традиционные «кошки», инструменты контроля качества, средства подготовки глоссариев… — этот инструментарий мы постоянно применяем, но он не имеет отношения к ИИ.

Lingvovisor: Ваша компания, помимо переводческой, занимается еще и образовательной деятельностью. Расскажите об этом. Вы не боитесь «воспитать себе конкурентов»? В чем ваша миссия в этой области?

Дмитрий И. Троицкий: Я преподаю уже более 20 лет — сначала инженерные дисциплины, а теперь переводческие. Веду занятия со студентами в местном университете, онлайн-курсы по техническому переводу, переводу научных статей, переводу с русского на английский.

Недавно вместе с М.М. Степановой и А.В. Ачкасовым мы начали новый проект — Академия профессионального перевода (www.acadtt.ru). Мы видим Академию как мост, соединяющий переводческое образование и отрасль, как площадку для обмена знаниями и опытом с преподавателями, действующими и будущими переводчиками.

И да, мы готовим себе смену. Мое агентство не работает с внештатными исполнителями, но я привлекаю своих лучших студентов к «боевым» заказам. Например, моя студентка Дарья Страхова (по основному образованию программист, перевод — вторая «вышка») не только победила на целом ряде международных конкурсов письменного перевода, но и опубликовала несколько научных статей по вопросам научно-технического перевода, и замечательно переводит самые сложные тексты. Кстати, конкурсы для студентов — еще одна сфера деятельности нашей Академии, но об этом лучше расскажет Мария Степанова.

Благодарим Дмитрия Игоревича Троицкого за ответы на вопросы редакции и предоставленные фотографии!

Агентство TTS c 2011 г. оказывает услуги по переводу сложных технических текстов и научных статей в парах En-Ru, Ru-En, Fr-Ru, Ru-Fr, Es-Ru, Ru-Es. Перефразируя Линкольна, мы — agency of the engineers, by the engineers, for the engineers. Практически все сотрудники имеют техническое образование, учились и работали за рубежом. Мы уже много лет входим в Тор-100 российских переводческих компаний по рейтингу К. Дранча.

Станьте частью сообщества Lingvovisor

Мы здесь говорим о языках. О том, как учить и учиться, как использовать иностранные языки для бизнеса и повышения собственного дохода, как преподавателям и языковым школам находить слушателей, а слушателю - своего преподавателя; о выборе второго, третьего и последующих языков, о тонкостях перевода, о разности менталитетов и культур. Этот перечень бесконечен, равно как и тема нашего проекта.
ОГРНИП: 314503126000020
Lingvovisor © 2014 - 2022 Все права защищены.